Святой Манжыла-Ата

This post is also available in: Английский, Кыргызча

Данный текст был опубликован в книге «Святые места Иссык-Куля: паломничество, дар, мастерство» (Бишкек, 2009).

Манжылы-Ата – крупный мазар или святое место, расположенное на южном берегу Иссык-Куля. В народной памяти сохранились слова Карга-аке: «Жоо кусосон жонгорго чабаарсыъ, бала кусосон, Манжылыга бараарсыъ» [Пожелаешь врага, нападешь на жунгаров, пожелаешь дитя, отправишься на Манжылы-Ата]. Если вспомнить, что Карга-аке жил в XVII веке, можно предположить, что уже тогда Манжылы-Ата был известен как святое место.

Кыргызы издавна знали о специфических особенностях тех или иных природных территорий. Отсюда известное наставление: «Бала сурасаъ – Манжылы-Атага, байлык сурасаъ – Чолпон-Атага, ден соолук сурасаъ – Ысык-Атага, так сурасаъ – Кочкор-Атага бар» [Нужно потомство — проси у Манжылы-Ата, хочешь богатства — проси у Чолпон-Ата, желаешь здоровья — проси у Иссык-Ата, пожелаешь власти — проси у Кочкор-Ата].

Манжылы-Ата расположен на южном берегу Иссык-Куля, между селом Боконбаево и городом Каджы-Сай. Он представляет собой уникальный природный комплекс глинистых холмов,  с расположенными на них или между ними деревьями, родниками, старыми захоронениями и почти разрушенной старой мечетью. Современная рукотворная часть комплекса включает в себя постройки для жертвоприношений, приготовления и приема ритуальной пищи, ночлега паломников, рабочую комнату смотрителей. На одном из холмов в 1998 году при содействии государственного и общественного деятеля Дастана Сарыгулова построена мечеть.

Объектами паломничества являются родники (к примеру, Бала или Илим булагы), деревья (Бугу-Эне), могила Мойт-аке и другие захоронения. Вода родников Манжылы-Ата обладает разным вкусом, и, по словам народных целителей, обладает разными целебными свойствами.

Сказать точно, когда и как Манжылы-Ата стал местом поклонения трудно. По словам большого манасчи Мамбета Чокморова, родители будущего героя Жакып и Чыйырды пришли сюда с мольбой о сыне и получили благословение. С тех незапамятных пор Манжылы стало обретать славу места, где сбываются мечты бездетных родителей. Среди местных жителей бытует предание, что человек по имени Манжылы прославился в этих крах своими знаниями и целительским даром. После смерти он был похоронен в этих местах. В случае болезни или же при необходимости совета люди стали приходить на могилу целителя за советом и обращаться к Манжылы как к живому. Так постепенно место обретало качество святости. Есть  другое предание о том, что в могиле Манжылы-Ата захоронены останки хана Аттилы, покорившего своим мечом Европу. Поэтому это место стало особо почитаться. В народе существуют и другие предания и легенды о происхождении Манжылы-Ата.

У алтайцев есть слово, созвучное слову «манжылы». Слово «манjaк» (манжак) у алтайцев означает специальный тулуп, предназначенный для могущественных шаманов. По словам Данила Мамыева[1], шаманы традиционно надевали тулуп «манjaк» всегда при исполнении ритуалов. Шаманы верили, что тулуп «манjaк» помогал им при выполнении тяжелых ритуалов.

Кыргызы издавна строго следовали традиции хоронить умерших в местах захоронения предков. Так, например, Орозбак, отец известных предводителей Арыка, Мырзакула, Асана, Кара, Токоча из иссык-кульского рода Бугу был похоронен в Андижане. Поэтому иссык-кульцы долгое время сохраняли традицию захоронения умерших родичей на юге, где уже покоились их отцы. Один из старейшин, владевший титулом «аке», — Алдаяр уулу Мойт-аке перед смертью собрал свой род и обратился к ним с завещанием: «Когда я умру, похороните меня на Манжылы-Ата. Когда будете копать могилу,  из земли извлечете один медный казан, один черпак, две большие чаши. Больше не возите тел умерших в дальний Андижан. Это лишние хлопоты. Манжылы-Ата обладает святостью, вы должны жить с пониманием этого». Мойт-аке дожил до ста лет. В один из летних дней он скончался в местности Текес. Род Бугу не забыл наказ своего старейшины. Погрузив его тело на верблюда, они направились к Манжылы-Ата. Как предсказал Мойт-аке, когда копали для него могилу, из земли достали казан, черпак и чаши. Когда люди, пришедшие на похороны, стали расходиться, со стороны озера неожиданно появился белый верблюжонок. Пробежав по верхней части холма, он исчез. Старейшины озерных родов и племен, да и весь собравшийся народ, вспомнили пророческие слова Мойт-аке о святости Манжылы-Ата и истолковали это как хорошее предзнаменование. Предание гласит, что с тех пор жители озера перестали возить тела умерших на юг и стали хоронить их вокруг озера.

Особенность Манжылы-Ата в сравнении с большинством святых мест региона и страны заключается в том, что он издавна имеет верных хранителей и смотрителей. Они содержали святое место в  чистоте, рассказывали людям о его истории и тайнах. Согласно устной истории, в конце XVII и начале XVIII веков дервиш Кобек взял на себя заботу о могиле Манжылы-Ата. Говорят, именно дервиш Кобек, знаток ислама,  построил мечеть в память о знаменитом целителе. В настоящее время на мазаре сохранились руины этой мечети высотой около метра. После Кобека обязанности по охране и заботе о святыне брали на себя такие незаурядные люди, как Мойт-аке, Ботокан, дервиш Майтык, манасчи Мамбет Чокморов.

Ботокан был одним из богатейших людей на южном берегу. Он взял на себя защиту  Манжылы-Ата от сородичей, кочевавших со своими стадами в этом районе, и строго запретил им оседать вблизи святой местности. Ботокан считал, что ни человек, ни скот не должны топтать святые могилы и строго следил за этим.  Перед смертью Ботокан завещал своим детям похоронить его рядом с Мойт-аке на Манжылы-Ата. Его последняя воля была выполнена.

Майтык был дервишем-странником, откуда-то пришедшим на святыню, расположенную на южном берегу озера. Народная молва хранит сведения о том, что дервиш Майтык с помощью огня, разведенного на  Манжылы-Ата, излечивал душевно больных людей. Старожилы так же говорят,  что этот странник осел здесь и до конца своей жизни неустанно заботился о Манжылы-Ата.

Манасчи Мамбет Чокморов стал хранителем святого места в советские годы, когда понятие духовной и религиозной святости уничтожалось на корню. По этой причине Мамбет-ата совершал паломничество сам и приводил сюда других жаждущих ночью. Ночью же он лечил людей. Люди, которые совершали паломничество вместе с Мамбетом-манасчи, рассказывают, что в то время на этом месте не было ничего, кроме могил, таинственной природы и двух каменных очагов (один большой, другой поменьше). Местные аксакалы так же хорошо помнят, что, несмотря на строгую политику советской власти[2], по ночам сюда приходило очень много страждущих людей.

В настоящее время смотрителем святого Манжылы-Ата является Кадырбек Жакыпов.  Он делает много, для того, чтобы создать более комфортные условия для паломников, приезжающих с самых разных концов страны. Современный комплекс, где есть специальные места для всех этапов паломничества – от ритуального омовения до ликвидации мусора — построен благодаря организаторским способностям нынешнего главного смотрителя.

В октябре 2008 года Кадырбек Жакыпов по рекомендации культурно-исследовательского центра «Айгине»  при финансовой и организационной поддержке  Фонда Кристенсен (США)  принял участие в мировом конгрессе Международного союза по защите и сохранению природы (The International Union for Conservation of Nature), прошедшего в Барселоне (Испания). Так, один из хранителей и смотрителей Манжылы-Ата получил уникальный шанс рассказать о древней традиции поклонения святым местам в Кыргызстане представителям многих культур.

Выше несколько раз упоминалось о мечетях, давно или недавно построенных в этом удивительном месте. Наличие мечети – важный фактор с точки зрения религиозного разнообразия. В виде мечети сотни мусульман строго книжной ориентации имеют прибежище для совершения «правильного» паломничества,  когда не будет нарушен ни один из базовых постулатов ислама. В то же время мечеть является местом, где совершают намаз сотни мусульман, исповедующих «народный» ислам. Ну а приверженцы других взглядов для выполнения религиозных и духовных задач имеют в своем распоряжении гениальный природный комплекс, покой и глубина которого не подвластны  времени и социуму.

В данной главе наши современники делятся духовным опытом общения с Манжылы-Ата и своим пониманием святости этого места.


[1] Данил Мамыев – алтаец из рода Тодош, директор государственного Каракольского этно-природного парка «Уч энмек» (2001), основатель и руководитель негосударственной организации «Школа Экологии Души «Тенгри»» (1996). Его статья включена во второй раздел данной книги.

[2] О политике советской власти в отношении святых мест см: Положение мазаров в советское время. В кн.: Мазар басуу тажрыйбасы: Талас жергесинин негизинде. — Бишкек, 2007. – С. 329-351.

Добавить комментарий