Асан, мулла, Я был свидетелем многих необычных событий

This post is also available in: Английский, Кыргызча

Этот текст был опубликован в книге “Кыргызстандагы мазар басуу: Талас тажрыйбасынын негизинде”(Бишкек: Айгине, 2007).Перевод с кыргызского.

Асан, мулла, Таласская область

Благодаря Аллаху, я повидал много благодатных миров, стал очевидцем многих необычайных событий. Врачи не могли определить мою болезнь, и я в течение десяти лет посещал  мазары. Есть много вещей, о которых нельзя говорить.

Благодаря чудесному воздействию Аллаха, я излечился. Раньше я думал, что все смогу, все у меня наладится. Теперь сожалею, что тогда я лечился, мне сделали много ненужных инъекций,  они оказывали отрицательное влияние. По этой причине у меня в толстой кишке засела болезнь. Как только я стал читать Коран и совершать омовение (даарат), стал выздоравливать. Так что я верю в истинность Аллаха не только на 100, но и на 200 процентов. Я был свидетелем таких случаев, которые некоторые люди сегодня из-за влияния книг воспринимают как  легенды и  мифы. Это и есть неразрешимые тайны мира. Описание пережитых мною многие ситуаций были  опубликованы в газетах.

Мы – муллы, имамы — иногда собираемся. Тогда я им про эти случаи рассказываю, а они негодуют, что я говорю ерунду,  что такое невозможно. Думаю, такого с ними не случалось,  поэтому они и противятся. Когда кому-то предстоит умереть, мне заранее сообщают и показывают, но я не знаю, через сколько дней наступит смерть того человека. От чего и как он умрет, всё это  мне показывают. Такие вещи часто случаются.

Например, я встречался с человеком, рожденным в 650-ом году, он схватил меня в охапку и полетел. Вы не поверите моим словам, он три раза приходил и три раза забирал меня с собой. Он задумал мне кое-что дать, это оказалось книгой. Как зовут этого человека, я тогда почему-то не спросил. Он был чернобородым и оказался добрым человеком. Но тогда я не очень вникал в эту книгу, но потом, после чтения её я стал понимать. Оказывается, мы вот так и идем к чудесам Аллаха.

Он явился мне на верблюде, на черном верблюде-самце. Есть местность Бакыян, там я сам вырос, в Бакыяне есть местность Онтолгон, дальше расположен синий обрыв. Через обрыв никто из людей не может переходить. Через этот обрыв мы на верблюде переходили, туда и сюда он два-три раза перевез. Я тогда удивился этому и спросил его про обрыв. Он так мне ответил: этот обрыв на самом деле животное, когда он сам родился, это животное появилось на свет, а когда он этот мир покинул, животное; превратилось в обрыв. Я, удивившись, спросил: когда же это было? Оказывается, это было в 650 году. Три раза он приходил, и каждый раз я не мог уговорить его остаться. Я его до сегодняшнего дня жду, надеюсь еще раз встретиться.

Не спрашивайте о том, чем мы занимались на синем обрыве. Есть вещи, о которых нельзя рассказывать. Да, нельзя рассказывать. Рассказывать надо то, что положено, а что не положено – о том рассказывать не стоит. Я не могу об этом говорить.

В детстве я был очень бойким. Разные конкурсы, концерты в школе организовывал, но от спиртного был далек. После окончания школы поступил в СПТУ в Ключевке. Среди учащихся я был самым старшим. Дома мама осталась одна, и мне её стало жалко, поэтому я бросил учебу, потом в родном селе работал год на стрижке овец. Будучи в месте Кайнар за день до окончания стрижки я заболел. Так я лежал 10 лет в больнице, 10 лет у меня голова болела, ни с кем  дела не  имел. Стал нелюдимым, сторонюсь мест, где людей много, стал сторониться и вечеринок, какие раньше я сам организовывал. Потом в один прекрасный день я встретил старушку  86-ти лет. Она сказала: «Зря тебя сюда привезли, ты в больнице не вылечишься». Потом она сказала матери, что со мной всё нормально и что следует как можно скорее забрать меня отсюда. Оказывается, после получения инъекций, хочешь или не хочешь, выпишут из больницы как психического больного.

Как только меня выписали, привезли в Бакыян. Там есть мавзоолей, воздвигнутый из кирпича. Смотрю, внутри сидит около шести человек. Свободно так рядком сидят. Обычно там два-три человека еле помещаются. А те шестеро свободно расположились, даже между ними место свободное было. На южной стороне мавзолея есть огород. Рядом с огородом —  подземный ход. Один из старцев,  сидящих  внутри, там и исчез. Еще один все время за мной ходит. Почему он со мной, кто он – не знаю, но я с ним разговариваю. «Что  это такое?», — я у него спросил, оказывается, там уборная. Через некоторое время какая-то молодая женщина пошла в ту сторону и вошла в подземный ход, потом обратно вышла. Как только она оттуда вышла, мне стало интересно: кто она такая? Я попытался её лицо рассмотреть, хотел узнать, но не узнал. Потом она к себе зашла. Кроме этого, я ничего не видел. Там те же старцы чай или что-то другое пили, я тоже хотел зайти, но они не пускали, сказали, сюда нельзя заходить, так я туда и не вошел.

Когда я с бугра, где расположен мавзолей, спустился, я встретил бабушку – умершую  год назад соседку. Обычно она носила овечью шубу, эту шубу теперь она в руках держала. Чтобы помочь, я шубу к себе взял было, у нее на руках оказалась еще хозяйственная сумка, и её я к себе взял. Она со мной, как обычно, поздоровалась и поцеловала в щеку. Она была какая-то очень расстроенная. Я спросил у нее причину огорчения, оказывается, ее сын дома скандал устраивал, видимо, выпил лишнего. Проводил ее до дверей. «Дальше сама, – сказала она, – ты не заходи». Отдал я ей овечью шубу и хозяйственную сумку, она поблагодарила и вошла вовнутрь.

Я вернулся домой, уснуть не мог. Честно говоря, я в отдельном помещении живу, туда никто не заходит. Сидел у окна до утра, потом совершил намаз. Сын той бабушки был моим другом, к нему я и пошел. При входе в его дом мне сразу в ноздри ударил неприятный запах водки, стекла в окнах были разбиты. Навстречу вышла жена его и стала жаловаться на мужа. Захожу внутрь, он лежит на земле, не выдержав, я заплакал: «Негодяй, – сказал я, – ты хотя бы умершую мать свою оставил бы в покое, ее душа мучается». А он обиженно: «Ой, Асан, пусть другие говорят так резко, хотя бы ты не говорил». Обидевшись, что он все равно не понимает, я ушел к себе. Это почему я говорю: духи, к которым мы обращаемся в молитвах, оказывается, выражают своё недовольство близким людям. Подумайте сами:  в тот день я к другу домой не ходил, в каком он состоянии, не видел. По велению Аллаха, его мать я видел ночью. Потом, когда я утром к нему заходил, на самом деле оказалось так, как будто я его ночью видел. После таких видений как я могу не верить?  Аллах есть на самом деле, его благодать – это серьезная вещь.

Все виденное мною есть своеобразное таинство. Я сам много старался. Все такие явления я намеревался запечатлеть на бумаге. Даже даты событий хотел зафиксировать. Например, такой-то день такого-то года, но побоялся.  Многие, с кем я советовался, сказали, что этим я могу навредить себе.

Был еще один случай. В сторону Манас-Ордо, в горах Эчкили-Тоо, есть пик Солтонкелди. Если  на этом пике тучи  собираются, обязательно дождь будет. В 1990 году я видел из того пика извержение вулкана. Другие не видели этого. Это я вам как новость рассказываю, так как это – своеобразная тайна. Естественно, я далек от утверждения, что такое обязательно будет. Но мне было такое видение, и многие из подобных видений оказались истинными. Я вам говорил, что жил в Бакыяне. Лава вулкана текла до середины села Бакыян. Рассказываю это только для некоторых, этого вообще-то не надо говорить, я даже семье не говорю. Если на этом пике тучи собираются, то обязательно дождь будет – это все видят. А вот вулкан видел только я один. По-моему, это тоже таинство. Это тоже имейте в виду, можете себе записать. Тут спрятана большая тайна. Почему такие вещи случаются, я сам удивляюсь. Я вырос без отца, одиноким,  воспитывала меня только мать. Оказывается, поэтому мне дано проникнуть в эту сферу.  Аллах – это не шутка, и не  насмешка, а очень серьезная вещь.

Я не болею. Если болею, то болею с одной мыслью: «Почему так бывает?» Эта мысль меня съедает. Я себе вопросы задаю. В данное время мне 43 года, думаю, у меня все впереди. У меня надежда на Аллаха большая, думаю, и другие чудеса встречу. Также и сейчас встречаю многое, но что нельзя говорить, то и не стану рассказывать. Например, еще одно таинство: завтра 52-ой день кончины моего дяди. Смерть дяди я  предвидел за недели вперед. Утром, как только встал, я об этом рассказал жене. Ближайшим родственникам дяди, естественно, я не мог рассказывать, как же я мог сказать такое? И без того моя тетушка много мук, переживаний претерпела. Рассказав, я бы убил ее. Это и мучает меня, никому не могу рассказать и ничего не могу сделать. Жене и маме расскажу, больше никому не говорю, также говорю тем, кто понимает, думает, интересуется, верит во всемогущество Аллаха.

В Ленинполе живет маленькая девочка-ясновидящая,  ее отец тоже был ясновидящим. Там я  первые два года людей принимал и помогал им. В то время был уважаемый старец Камбар, который такие таинства с интересом воспринимал. Я решил пойти к нему. Когда я вошел к нему домой, он сидел в соседней комнате. Кажется, он чувствовал, что я иду, даже еще не увидев меня, так как спешил мне навстречу. А я стоял в коридоре. Заходя в дом, я попросил осмотреть меня. Там было маленькая комнатка, где он совершил ритуал дем салуу со мной. Тогда он сказал, что у меня великий дар, и что я не должен находиться среди множества людей. Тогда я удивился его словам, а он продолжал говорить: «Ты и есть покровитель мельницы». Я удивился, так как я ни на какой мельнице не работал. Потом он говорил, что за мной по пятам ходит мулла Сманаалы из Бакыяна. Он в религиозном отношении был  глубоко образованным человеком. Говорят, был такой случай: по каким-то причинам милиционеры гнались за ним, а он с помощью заговоров спрятался в одном-единственном стебле кукурузы. Все его искали и не могли найти.

Больше отец Камбар ничего не сказал, и откуда я, не стал спрашивать. А я того муллу знал. Со второго класса за ним по пятам ходил. Он светленьким, маленьким человеком был, всегда на  осле ездил, самое удивительное, что ишак у него был белой масти. После женитьбы по делам я уехал в Россию. Дома осталась жена с детьми. Тогда в моей жизни произошел еще один случай. Работая там, в России, однажды я увидел удивительный сон. Во сне два человека, которые живут в нашем  селе, около нашего двора что-то искали. Я все ясно вижу, но им вопросы задавать не мог, не мог их прогнать, просто стоял рядом. Дома спала жена, и ее не мог разбудить и позвать. Дальше всю ночь не мог уснуть. Проснувшись утром, я этот день отметил в календаре. Так и прошли дни. Когда я вернулся домой, жена в печали, оказывается, одну овцу украли. Когда, как это произошло, стал спрашивать, смотрю, в календаре она отметила тот же день, что и я. Я сказал: «Знаю этих воров», —  и пошел к людям, которых я видел во сне, овца нашлась у них во дворе. Так мне было дано ясновидение.

Добавить комментарий