Назекова Кюкюн, 74 года, Таласская область: Дар кыргызчылык дается богом

This post is also available in: Английский, Кыргызча

Назекова Кюкюн, 74 года, Таласская область

Этот текст был опубликован в книге “Кыргызстандагы мазар басуу: Талас тажрыйбасынын негизинде”(Бишкек: Айгине, 2007).Перевод с кыргызского.

В советское время меня преследовали. Три-четыре постоянно подвергали гонениям. Не давали принимать посетителей, ходить на мазары. Все это запрещали. Люди приходили по ночам, чтобы я их осматривала. Вообще, те, кто практикуют кыргызчылык, тоже бывают разными. Некоторые оставляют у себя больных телом, но таких должны лечить врачи. Больной верит знахарю, убеждающему, что он его исцеляет и зря теряет время. Так он умирает или становится калекой навсегда, когда поздно приходит в больницу. Из-за подобных людей все и кричат, мол, не ходите к народным целителям. Нам долгое время запрещали осматривать больных, говоря, зачем вы, когда есть врачи? И роды принимать запрещали, опасаясь, что много крови пойдет. Но я помогла разрешиться ста роженицам, если не больше, упаси боже, все обошлось благополучно. Есть, конечно, болезни, которые должны лечить медики, но есть такие недуги, от которых только кыргызчылык может избавить. Если не уверен в пути лечения, лучше послать больного к врачу.

В то время я посещала мазары по средам и четвергам. Много ходила на Боотерек, родник матери Каныкей. Тогда времени было мало для паломничества, к тому же все время опасались: кто-нибудь придет и схватит. Но все же мы старались совершать паломничество почаще.

Даже если бы советское время длилось дольше и продолжались запреты подобным деяниям, кыргызчылык не исчез бы. Нет, не прекращались бы совершаться обряды радения. Это все по воле бога. Никто, кроме всевышнего, не в силах остановить то, что задано самим Аллахом. Сейчас многие лечат травами. Мумие хорошо помогает при переломах. Издревле пользу от мумие знали даже звери. Горные туры или дикие бараны лизали мумие, если у них сломались ноги или ребра. Люди заметили это и тоже стали применять при переломах мумие.

В годы, когда, несмотря на гонения и запреты, посещала мазары, родители хорошо поддерживали меня. Они не были против моего паломничества. Только некоторые люди из моего окружения были против меня. Я не пережила сильных преследований. Несколько раз приходили, спрашивали, не занимаюсь ли я обрядами кыргызских поверий. «Не-ет, сын мой, я просто умею снять легкую порчу (кирне), больше ничего не делаю», — отвечала я, и сыщики оставляли меня в покое. Приходил еще один под видом больного, прося, чтобы я осмотрела его. Я тут же догадалась о его намерении и сказала: «Снимаю легкую порчу только у маленьких, а взрослых людей не могу лечить». Вообще милиционеры часто приходили, нередко в гражданской форме, чтобы поймать меня. Их много посылали. Среди них были и чрезмерно услужливые, готовые снять голову, когда приказано только убрать шапки.

В те годы я не посещала мазары в других местах, кроме Кыргызстана. Как-то раз я оказалась на одном мазаре в Жамбуле (Казахстан — ред.). Стоит мавзолей, внутри сидит его смотритель, я при нем прочитала молитву из Корана и вышла спокойно. Если там сидел служитель, значит, ему разрешали тогда.

Моей духовной наставницей была совсем молодая девушка по имени Мыскал из Кировки. Хоть и раньше я занималась лечением малышей, полностью себя посвятила этому делу лишь в возрасте сорока лет. Мы как-то сидели рядом с Мыскал. Она сказала: «Оденьтесь в белое, иначе заболеете. Осматривайте любых больных». Она, учительница моя, сама одела меня в белое и повела на мазар. Думаю, у человека должна быть только один учитель.

Учеников у меня нет, я боялась их готовить. Если уж завести себе ученика, то надо быть последовательным до конца, вывести его на верную дорогу, воспитывать в чистоте духа. Здесь ответственность большая, ученика следует так наставлять, чтобы он превзошел самого учителя – вот какого уровня необходимо достичь! И сам учитель должен совершенствоваться, подавать пример ученику в этом устремлении.

Да, на этом пути один из наших долгов, обязанностей – быть учителем. Много путей в кыргызчылык: кто-то становится заклинателем, другой находит свое призвание в приготовлении лекарств из горных трав. Например, предсказатель (айтымчы) не может отказаться от своей судьбы. Но его наставляет учитель, учит, что нельзя говорить, где попало, среди множества народа. Лучше предсказывать наедине, в бесшумном месте. Учитель покажет ученику, как следует выполнять специальные обряды. Без учителя любой способный предсказатель или врожденный целитель заблудится. Меня тоже просили быть учителем. Я советую им идти по воле бога. Ведь учительство – дело нелегкое, взялся за это дело, надо довести до соответствующего уровня. А если он не сможет продолжить начатое?!

Добавить комментарий