Кудакеев Жениш, святое место Нылды-Ата

This post is also available in: Английский, Кыргызча

Кудакеев Жениш, 60 лет, шайык комплекса Нылды-Ата села Озгёрюш Бакай-Атинского района Таласской области

(Запись информации, полученной в 2005-06 гг. Кудабаевой Гулжан).

Из информации дочери Аиды Кудакеевой:

— Мой отец, Кудакеев Жениш, родился 16 марта 1946 года. В возрасте 15-16 лет Нылды-Ата часто, оказывается, снился ему в образе белобородого старца. Позже в 1964-65 годах отец получал знамение два-три раза во сне, после чего, почистив, открыл один из родников Кёз-Булак в ущелье Нылды-Ата. В 1972 году женился на моей матери — Кожокеевой Рапие.  Они родили семеро детей: четыре девочки и три сына. Начиная с 1988 года, он стал постоянно читать намаз и совершать зыярат на святые места. Мать моего отца – Темир-апа —  тоже, с молодости встав на белый путь, была бюбю. Бабушка Темир в советское время хоть и много подвергалась гонениям, но не переставала принимать детей, лечить их. Мы часто видели, как бабушка шла с мазара Нылды-Ата, плача и молясь о мире, благополучии и счастье народа. В 1987-88 годы бабушка стала инвалидом в результате инсульта. Умерла в 1997 году. В 1993 году моя мать Рапия перенесла операцию, однако ей это не помогло, и она также скончалась. Вот так мой отец остался один воспитывать шестерых детей и обслуживать полуживую старушку-мать.

Мать моей бабушки Темир – Жаркын тоже была бюбю. Она была куучу (человек, который борется с жинами), была повитухой, детей заговаривала, делала дем салуу. По словам людей, она могла благополучно принять роды даже у тех, кому обязательно нужна была операция. В народе ее называли Багымкюль. Потому что побеждала болезни и разную нечисть. Так ее и прозвали – Багымкюль. И ее свекор Дарке был сильным бакши.

Интервью с самим Женишем Кудакеевым:

— Сколько лет вы уже на этой службе?

— С 1988 года.

— Что говорят люди о вашей деятельности?

— Некоторые говорят, что я смотритель, некоторые шайык, еще называют чыракчы.

— А сами вы как себя называете?

— Я себя не считаю смотрителем, я такой же, как и другие, человек, который ходит на мазар совершать зыярат. Я просто хожу туда, чтобы присматривать за местом, читать Коран для других, совершаю зикир.

— Как вы пришли на эту службу?

— Когда мне было 18 лет и я пас овец, ко мне подошел один человек в белых одеждах и дал мне книгу Коран. Но я ее не взял. С тех пор мне стали сниться сны-знамения. В 1988 году мне приснилась вот эта гора Эчкили. На следующий день я обошел горы, приснившиеся мне, и увидел, что на камне растет трава. Потом я принес лопату, кетмень и почистил камень, оттуда заструился родник. Вот с этих самых пор я часто хожу к источнику, читаю там Коран и рассказываю людям об этом.

— Опишите ваш рабочий день.

— Встаю в восемь утра, в девять ухожу на мазар. Пришедшим туда читаю Коран, совершаю зикир, возвращаюсь домой вечером. Домой люди тоже приходят для дем салуу. Ложусь в двенадцать ночи. Снова встаю в два часа ночи и до шести утра погружаюсь в транс. Кроме того, читаю намаз пять раз в день.

— В какое время дня, недели, месяца и года чаще всего приходят люди?

— Приходят весной, для того чтобы попросить Бога об обильном урожае, делают тулёё. Снова приходят осенью, чтобы поблагодарить. По четвергам много приходят.

— Что может влиять на количество людей приходящих на мазар?

— Часто влияет погода, потому что мазар ведь в горах.

— Кто вам помогает?

— Кайрат, можно сказать, что мой ученик, он мне хорошо помогает. В основном материальную помощь оказывает. К примеру, для того чтобы было легче идти в горы, привозит мне обувь спортивную, сумки. Он же снабжает меня белыми одеждами, которые нужно одевать на мазар. Говорит, что скоро напишет один проект, чтобы окрестности мазара облагородить.

— Как вы можете донести святость мазара до людей?

— Вы видели, в какой дали находится мазар, сами прошли этой дорогой. Я вот каждый день хожу этой дорогой, но никогда не устаю. Даже если другой человек очень мучается в дороге, как только он достигает мазара, он тут же забывает о перенесенных тяготах. Одна старушка еле дошла до мазара с больными ногами, обратно она чуть ли не бежала. Раньше если она много ходила, то назавтра она просто не могла передвигаться из-за болей в ногах. А на следующий день после посещения мазара она прямо вскочила на ноги.

— Какие люди в основном приходят на мазар?

— В основном больные, те, кому приснились сны, ясновидящие. Да и просто обычные люди ходят, чтобы прочесть Коран духам предков, провести тулёё.

— Сами вы поклоняетесь мазару?

— Нет, я только одному Богу поклоняюсь. А на мазаре совершаю зыярат: читаю Коран духам предков, умываюсь водой с источника мазара.

— Какие еще мазары вы посещали?

— Кроме этого, никакие.

— Какие ритуалы вы исполняете на мазаре?

— Занимаюсь зикир чалуу, очищаю дух, читаю Коран.

— Вы чувствовали негативное или позитивное влияние мазара на вашу личную жизнь?

— Слава Богу, только положительное. Раньше, когда не ходил на мазар, жизнь моя совсем тяжелая стала: жена умерла, без работы остался. После того как стал ходить на мазар, ощутил какое-то облегчение. Сейчас дети мои, я сам сыты, здоровье хорошее, а другого и не надо. Нельзя просить у Бога богатства, это грех, который не прощается.

— Вы ходите в мечеть?

— Нет, не хожу, потому что это место не так чисто, как мазар. Я часто видел, как туда ходили люди под хмелем. В мечеть люди ходят просто для того, чтобы поклониться, прочитать намаз. А на мазар ходят, чтобы попросить о чем-то хорошем, просят об исцелении. На мазаре намаз читают от всего сердца, а те, кто в мечети, не делают этого.

— Ваша семья, дети как относятся к мазару?

— Они не так уж часто туда ходят, но не против того, чем я занимаюсь.

— Вы замечали, как люди, приходящие на мазар, делали что-либо предосудительное?

— Только однажды женщина по имени Жанылкан, сунув руку в воды родника, опрокинулась и упала. На наши вопросы она ответила, что ее ударил ток. Оказалось, что она не верила мазару, была женщиной с негативной энергией. Вообще, к мазару нужно идти, веря в него. Некоторые идут туда, выпив водки, это неправильно.

— Что вы знаете из истории мазара?

— Я немного знаю из истории жизни Нылды-Ата. Но однажды, когда я сидел в   состоянии транса, пришла информация, что Нылды-Ата это живший до нашей эры,  тридцать три века назад,  пророк. Наверное, этот мазар остался от него.

ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ

Из более поздних интервью Кудакеева Жениша (Талас, 2006):

Перед тем, как я открыл мазар Кёз-Булак, приснился мне один человек в синей шапке, который сказал мне: «Есть здесь один родник, открой его, ему уже более века». На следующий день я снова увидел тот же сон. Я рассказал об этом матери, а она: “Нечисть завсегда искушает”. Не хотела отпускать от себя. А на следующий день снова мне приснился тот человек и повелел мне следовать за ним. На следующий день я пришел я с работы и передо мной снова возник образ того человека. Последовал я за ним и привел он меня к этому вот роднику.

Я был еще свидетелем удивительного случая. Вот, что я запомнил, когда я пошел к мазару Нылды-Ата, туда пришел один юный паренек. В том 1988 году мы довольно редко носили одежду, сшитую вручную. А он в такой необычной вот одежке был. Бородка его только пробивалась. Со мной был мой сын. А тот паренек и говорит: “Здесь покоятся семеро провидцев”. А я ему: “Ты что, с ними разговариваешь?”. “Нет, — отвечает, — семеро их здесь, трое из них на нашем языке говорили”. Мы его пригласили чаю попить, хлебом угоститься, он отказался. А потом пошел в сторону родника. Через какое-то время мой сын спросил меня, мол, видел ли я глаза этого человека. А я сказал, что не обратил внимания: “А что?”. “Не было у него зрачков, только бледно-серые белки”. “Да быть того не может! Он что, слепой?”. И я побежал вслед за парнем, который только что скрылся за ближайшим деревом. А он исчез. Сердце мое вдруг забилось и испугался я жутко. Видать, тогда мне явился хозяин мазара Шаркыратма. Вот такие вещи я вижу иногда в знамениях.

В нашем роду, люди с необычными способностями, даром предвидения были не со стороны отца, а матери. Четыре-пять поколений назад в роду моей матери был человек по имени Тарыхчы. Был он силачом да храбрецом видным и проживал возле реки Нылды-Ата. После него был Данке, который два раза совершил паломничество в Мекку. А сын его Момтай был человеком немного безалаберным. Его женой была моя бабушка Жаркын. И Данке предпочел оставить свой дар в наследие своей невестке. Она путем операции помогала рожать женщинам, которые не могли разродиться. Она ведь делала операции с помощью знамений. Бабушка умерла в 1963 году, имя ее Жаркын позабылось и стала она Багынкуль, потому что ей сдавались все болезни.

Добавить комментарий