Ибраимов Керимбай, святое место Ак-Уй

Ибраимов Керимбай, 68 лет, шайык святого места Ак-Уй села Шекер Кара-Бууринского района, Таласская область

(Запись интервью, полученного в 2005 году членом полевой группы “Айгине”)

— Каким образом вы стали сторожем, кто послужил этому причиной?

— Пятнадцать лет назад я видел сон. Меня сюда привел молдо, который здесь был раньше. Здесь в свое время было совершенно пусто. Рахманберди-молдо, не находя шайыка для здешних мест, обратился ко мне. Один раз обратился, я не согласился. Пришел снова через три дня. Я сказал, что мне нужно посоветоваться с домашними. И что нужно получить благословение жителей, а на это у меня не было средств. А молдо сказал о том, что по шариату тулёё нужно организовывать только при наличии возможностей для этого. Вначале, когда сказал об этом моей жене, она была против, только через три дня еле согласилась. А потом переехали. Приехав, обнаружили, что место было совсем запущено. Старый войлок да плохонькие тёшёки остались. Про змей и фаланг мы и не говорим, они и сейчас есть, но нас не трогают. Долго мы не могли привыкнуть. Через неделю показалось нам, что кто-то ночью ходит снаружи, посмотрели, никого нет. Только ляжешь —  шепот-бормотанье. В свое время каракурты по ночам спускались, а наутро карабкались вверх на кровлю. Да и сейчас тоже ночью все скрипит, раздается шепот.

Так мы пришли с ребятами и сделали ремонт. Очистили место, где раньше старая мечеть стояла, и построили здесь новую. Когда разбирали старую мечеть, нашли мешок книг. Поскольку читать их не могли, мы решили передать их старушке Музулумай, которая ходит сюда (к белому дому), к роднику, к  деревьям своего отца – молдо Чаргына. Чаргын-молдо был человеком, знавшим много заговоров, заклятий. Когда-то он посадил деревья вокруг мечети (однако, другие молдо велели их срубить). Он же в этой местности, где-то в горах, схоронил два сундука книг, считая, что это место — святое, туда его дети часто ходят. А один сундук в этой мечети спрятал.

Когда рушили мечеть трактором, он неожиданно заглох перед западной стеной мечети, и именно там нашли этот сундук с книгами. Аксакалы, бывшие там, сказали, что, наверняка, это книги Чаргына-молдо. Сгнили, обгорели они, оказывается, из них только 4-5 книг были целыми. Их мы поставили в новой мечети. Книги были на арабском. Позже, так как их никто не мог читать из молдо, каждый просил их на дом – попытаться почитать, так они и пропали. Дочь Чаргына-молдо Музулумай-апа попросила отдать последнюю книгу своего отца: «Осталась одна книга моего отца, уж теперь отдайте ее мне. Во сне он давал мне знаки, беречь ее буду, как он сам». Так мы книгу ей и отдали. Музулумай-апа рассказала, что сейчас книга в надежном месте – в музее, куда ее отвез один из ее братьев, который обучается на молдо в одном из серьезных учебных заведений на арабском языке.

Говорят, что способности Чаргына-молдо были такими сильными, что, дескать, он, обернув человека в осла, ездил на нем верхом. Чаргын-молдо предсказал, что его внуки будут неотзывчивыми. Он также не обучил полностью тому, чем он владел, своих детей, так как боялся, что они могут использовать святые знания не по назначению, в корыстных целях. Его сын Сыялы тоже стал большим молдо, однако, подобно своему отцу Чаргыну, не мог он изгонять жинов, поселившихся в больных.

Много труда затрачено на эту новую мечеть: вода, кирпичи, питание и т.д. Но все же, есть, оказывается, народ, — достроили ее. Когда построили, мне ничего не заплатили. Новая мечеть была построена за 5 лет (1998 -2003 гг.).

Я посадил деревья вокруг этой мечети, а потом, когда все обустроилось, молдо и муэдзин стали оспаривать у меня место шайыка. Даже милицию прислали, и милиционер пришел подвыпившим. Я его прогнал, а он пригрозил, что упрячет меня в тюрьму. А потом те, достав справку из больницы, что я-де легочный больной, подали на меня в суд аксакалов. Я пошел туда, моля Бога о справедливости, ко мне присоединился мой товарищ. А мои родственники отказались сказать правду. Пошли, а в клубе народу полным-полно, я туда вошел с тремя людьми. Высказались молдо, милиция, муэдзин, меня сильно поливали, я молчал. А потом пришел мой черед говорить. Товарищ мой сказал о том, что я сделал для мечети, он тогда при ее постройке бухгалтером был. Муэдзин Кенжегул вместе с молдо сотрудничают уже 18 лет. К этому белому дому они меня с трудом привели, уговаривая три раза. А теперь, когда все хорошо устроилось и стало все готово, говорят: «Убирайся!». За восемнадцать лет этот муэдзин ни одного дерева не посадил. Затем суд дал слово адвокатам. Их трое было, двое поддержали меня. А третий сказал, что он вырастил дерево, что чуть ниже белого дома: этот человек тоже по заданию колхоза вырастил деревья на безводной земле, возя туда воду.

В конце слово было передано председателю суда аксакалов. Он сказал: «Ты, оказывается, подлец, молдо, кто тебе дал право гнать этого человека?». Так он сказал.

Несмотря на то что милиционер Жумабай, приходящийся родственником мулле, очень старался склонить дело в его пользу, председатель сказал и ему: «Хотя бы в старости говорили беспристрастно, справедливо, а не следовали за тем, кто говорит первым». Так суд вынес справедливое решение. Надо жить с именем  Бога на устах, дочка.  Через три дня пришли сверху и убрали того молдо и муэдзина, есть все же Бог. Если неправедно живешь, то на пустом месте тебя погонят.

Еще до нашего прихода сюда, на юго-восточной стороне белого дома (старая мечеть Ак-Уй – ред.) – на конской площадке, в сарае, один наш родственник обосновался. Зимой в мечети сильно похолодало, и он, разрушив белый дом, из его досок построил трехстенный хлев, дал сена тамошнего своему скоту, так он у него сразу взбесился. А человек, который посоветовал взять оттуда эти доски, пропал со всеми своими родственниками.

После этого сюда поставили одного сторожа, двое его детей умерли, а у него самого рот искривился, и он отсюда ушел.

Одна женщина по имени Онолбю все удивлялась тому, что дверь, которую она запирала на замок, наутро оставалась открытой. Это было в 1990-е годы. Она ходила сюда делать уборку ради этих святых мест. Здесь раньше ни один человек не мог посидеть. Только человека с чистым сердцем сюда впускают.

Здесь Эшен-ата сказал, что благословенным Таласом будет править мир. Он говорил, что там, где жил Манас, не будет никакого зла. Еще говорили, что свойства, энергетика святого места Ак-Уй сродни Мекке, Медине.

Вот еще недавно бюбю Токтобюбю привела сюда одну женщину. Эта женщина рассказала, что уже восемь лет за ней следуют змеи, что змеи ей грозят, из-за чего она стала пугливой. «Только здесь мой страх уходит, можно, я буду жить здесь», — так она попросила. Я согласился ради ее здоровья. Когда в первый раз я услышал об этом,  не очень-то ей поверил. Но однажды я изумился, увидев, как змея заползла в мечеть и прямо- таки неотрывно смотрела на женщину, зачаровавая ее и шипя. Прогнал ее,  а она вышла навстречу моей невестке, она ведь была тогда беременной. Перепугался я, под конец мы ее убили. А потом та женщина ушла.

Добавить комментарий